Алапаевск

Живописно раскинулся на берегу реки Нейва. По современным масштабам городок небольшой, старинный, один из первых на Урале. Город – труженик. Здесь в 1704 году по указу Петра великого построили железоделательный завод. Он и дал жизнь Алапаевску. Здесь часть своего детства провел великий русский композитор Петр Ильич Чайковский. Именно здесь старинный Свято-Троицкий собор, первый на Среднем Урале каменный храм.

9а

26.07.1918 года в № 145 газеты «Известия Пермского Губернского  Исполнительного  Комитета Советов Рабочих, Крестьянских и Армейских депутатов» под заголовком  «Похищение князей» было  напечатано короткое сообщение:

«Алапаевский исполком сообщает из Екатеринбурга о нападении  утром 18-го  июля неизвестной банды на помещение, где содержались под стражей бывшие великие  князья Игорь Константинович, Константин Константинович, Иван Константинович, Сергей Михайлович и Палей. Несмотря на сопротивление  стражи, князья были похищены. Есть жертвы с обеих сторон. Поиски ведутся».

Ни одного слова правды. Не было никакого нападения «неизвестной банды» на Напольную школу в Алапаевске, где находились под арестом члены Императорского Дома Романовых.

В ночь с 17 на 18 июля 1918 года все они - Великая княгиня Елисавета Феодоровна, Великий Князь Сергей Михайлович, Князья Императорской крови Иоанн, Константин и Игорь Константиновичи, князь  Владимир Павлович Палей, инокиня Варвара (Яковлева) и Федор Ремез были тайно вывезены из города и убиты алапаевскими большевиками.

Май 1918 года откроет для этого тихого городка новую страницу истории. Этот город уже не будет как прежде…. Сюда привезли «Великую матушку» России, где она приняла мученический подвиг, а ныне прославлена в лике святых.

напол школа 2

По происхождению Принцесса Гессен – Дармштадская, старшая сестра Императрицы Александры Феодоровны. Супруга генерал – губернатора Москвы Сергея Александровича Романова, убитого  1905 году И. Каляевым.

Image 12 1

Почётный член и Председатель Императорского Православного Палестинского Общества с 1905 по 1917 годы. Основательница Марфа – Мариинской обители в Москве. Почётный член Императорской Казанской духовной академии. Ныне Святая Преподобномученица Великая Княгиня Елисавета Федоровна Романова.

21

Елисавета Феодоровна, рожденная в протестантской семье, выйдя замуж, последовала религии своего супруга Сергея Александровича. От этого шага ее удерживал страх причинить боль своим родным, и прежде всего, отцу. Наконец, 1 января 1891 года она написала отцу письмо о своем решении, прося благословения. Вот отрывок из ее письма:

 “Вы должны были заметить, сколь глубокое благоговение я питаю к здешней религии…. Я все время думала и читала, и молилась Богу указать мне правильный путь, и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином. Это было бы грехом – оставаться так, как я теперь, принадлежать к одной церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как мой муж…. Вы знаете меня хорошо, Вы должны видеть, что я решилась на этот шаг только по глубокой вере, и что я чувствую, что перед Богом я должна предстать с чистым и верующим сердцем. Я думала и думала глубоко обо всем этом, находясь в этой стране уже более 6 лет и зная, что религия «найдена». Я так сильно желаю на Пасху причаститься Святых Тайн вместе с моим мужем».

13 (25) апреля 1891 года, в Лазареву субботу, было совершено таинство миропомазания великой княгини Елизаветы Федоровны с оставлением ей прежнего имени, но уже в честь святой праведной Елизаветы — матери святого Иоанна Предтечи.

Как ликовала Елизавета, когда на Пасху вместе с любимым мужем пела она светлый тропарь «Христос воскресе из мертвых смертию смерть поправ…» и подходила к святой Чаше.

5 (18) февраля 1905 года любимый супруг Сергей Александрович Романов был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым. Когда Елизавета Федоровна прибыла к месту взрыва, там уже собралась толпа. Свидетели рассказывали, что ее лицо было совершенно мертвым, она не проронила ни слезинки, когда своими руками собирала тело мужа и укладывала его на носилки. Взрыв был таким сильным, что сердце Сергея Александровича нашли на крыше соседнего дома и только через несколько часов положили в гроб. Не тронуто взрывом было только лицо: шансов же уцелеть у великого князя не было.

Но даже в этом страшном, непереносимом горе Елисавета Феодоровна думала о других. Вместе с мужем был смертельно ранен кучер Ефим, беззаветно преданный великому князю. Навестив его в больнице, великая княгиня оделась в светлое платье, поняв, что никто не решается сказать человеку, 25 лет преданно служившего Сергею Александровичу о его гибели – она утешила и обнадежила его, что великий князь жив. Кучер просветлел лицом и через несколько часов мирно скончался.

На второй день после убийства супруга, молясь у его гроба Великая Княгиня  почувствовала, что душа покойного от нее чего то просит. Она догадалась, что Сергей Александрович направляет ее  к убийце Каляеву, чтобы передать ему свое прощение. Тогда Елисавета Феодоровна, на третий день после трагической смерти мужа поехала в тюрьму, где содержался убийца Великого князя.

Сама Елисавета не испытывала  ненависти к тому, кто своей страшной рукой  разрушил ее счастье. Она жалела Каляева, жалела его заблудшую душу. Она хотела, чтобы он раскаялся  в своем ужасном преступлении и просил у Господа прощения.

Выходя из тюрьмы, она сказала: «Моя попытка оказалась безрезультатной, хотя, кто знает, возможно, что в последнюю минуту он осознает свой грех и раскается в нем».

На месте убийства мужа Елизавета Федоровна воздвигла памятник-крест, сделанный по проекту Васнецова. На нем слова Спасителя, сказанные Им на кресте: «Отче, отпусти им, не ведают ибо, что творят». В 1918 году крест снесли по личному приказу Ленина, который собственноручно накинул на него веревку.

После смерти мужа Великая Княгиня больше не снимала траура, свела к минимуму необходимость присутствия на императорских торжествах (она все еще была при дворе и обязана была по этикету посещать свадьбы и крестины членов фамилии и другие государственные торжества), она много молилась и постилась, казалось, в страданиях рождается новая душа, для новой жизни, уже всецело в Христе.

Впереди стояли другие задачи и другая жизнь ожидала ее.

Наконец, ею было принято решение: она разделила все свои деньги и драгоценности на три части. Вернула подарки Императорской семьи - в казну, свои личные драгоценности частично отдала родным, а третью, самую большую, она решила употребить  на осуществление задуманного ею плана - постройки обители молитвы, труда и милосердия.

«Я оставляю  блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами  я восхожу  в более великий мир, в мир бедных страждущих».

В феврале 1909 года на Большой Ордынке была открыта Марфо-Мариинская обитель Милосердия, в ней было всего шесть сестер. На территории обители построили два храма: первый – в честь святых жен-мироносиц Марфы и Марии, второй – Покрова Пресвятой Богородицы.

Были построены богадельня, бесплатная аптека для бедных, больница и детский приют. Обитель была необычайно красива, здесь совершались запомнившиеся многим современникам проникновенные богослужения. Храмы, один из которых был построен знаменитым архитектором Щусевым и расписан художником Михаилом Нестеровым, благоухание цветов, оранжереи, парк – все являло собой духовную гармонию.

В «окаянные дни» 1917-1918 годов Великая княгиня Елисавета Феодоровна писала: «Я испытываю такую глубокую жалость к России и к ее детям, которые  в настоящее время не знают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто раз больше во время его болезни, чем когда он весел и здоров? Хотелось бы понести  его страдания, научить его терпению, помочь ему.  Вот что я чувствую каждый день. Святая Россия не может погибнуть . Но Великой России , увы больше нет… Мы должны устремить свои мысли к Небесному Царствию, чтобы с покорностью сказать «Да будет воля Твоя»».

Первое время после Октябрьского переворота Марфо-Мариинскую обитель не трогали. Но в апреле 1918 года утром две грузовые машины с революционерами остановились у ворот  Марфо-Мариинской обители. Ворота им открыла сама настоятельница. С цигарками в зубах, в шапках, с винтовками  за плечами  небольшая группа отделилась от общей толпы людей и объявила Елисавете Феодоровне, что они приехали, чтобы арестовать ее, а все здания обители будут обыскивать, чтобы изъять оружие, которое хранится там.

Великая княгиня собрала всех сестер обители в церкви и попросила о. Митрофана служить молебен. Когда священник облачался и в церкви зажигались свечи и ламлады, Елисавета Феодоровна, чтобы ободрить сестер, сказала им слова из Евангелия: «И будете ненавидимы всеми за имя Мое… Терпением вашим спасайте души ваши» (Лук. 21, 17-19). Потом, обратясь к революционерам, она пригласила их войти в церковь, но оставить свое оружие у входа. Они нехотя сняли свои винтовки и последовали за ней.

Весь молебен  Елисавета Феодоровна простояла на коленях. Когда  она по окончании службы приложилась к кресту, революционеры, подавленные всем происходящим, тоже, крестясь, подошли ко кресту.

Великой Княгине было предложено покинуть Россию, шведский министр уговаривал ее уехать за границу. Выслушав все доводы Елисавета Феодоровна заявила, что определенно  решила остаться здесь. Она вполне осознавала, что отказавшись от предложения покинуть Россию, она остается на мученичество, и что сама подписала свой смертельный приговор.

По железной дороге Елисавету Феодоровну отправили в Сибирь с остановкой в Перми и Екатеринбурге. Все знали  об аресте Царской Семьи и понимали, что та же участь ожидает и Великую Княгиню. По пути в ссылку  Великая Княгиня, утешая своих сестер, написала им письмо в обитель: «Сплотитесь и будьте, как одна душа, все для Бога, и скажите как Иоанн Златоуст: «Слава Богу за все»».

Обитель просуществовала еще 7 лет, отец Митрофан окормлял сестер вплоть до самого закрытия монастыря. А для Великой Княгини началось восхождение на Голгофу.

В мае 1918 года узниц привезли в Алапаевск, где разместили в Напольной школе, на краю города. Сюда же были доставлены Князья Дома Романовых: Великий князь Сергей Михайлович (младший сын великого князя Михаила Николаевича, брата императора Александра II), его секретарь — Федор Михайлович Ремез, тремя братьями — Иоанном, Константином и Игорем (сыновьями великого князя Константина Константиновича) и князем Владимиром Палеем (сыном великого князя Павла Александровича). Конец был близок. Матушка-настоятельница готовилась к этому исходу, посвящая все время молитве.

Сестер, сопровождающих свою настоятельницу, привезли в Областной совет и предложили отпустить на свободу. Обе умоляли вернуть их к великой княгине, тогда чекисты стали пугать их пытками и мучениями, которые предстоят всем, кто останется с ней. Варвара Яковлева сказала, что готова дать подписку даже своей кровью, что желает разделить судьбу с великой княгиней. Так крестовая сестра Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева сделала свой выбор и присоединилась к узникам, ожидавшим решения своей участи.

Князья и Великая Княгиня работали в огороде, где своими руками сделали гряды и цветочные клумбы. Школьный двор  они вычистили и привели в порядок так, что там получился уютный уголок. Узники свободно передвигались, а также ходили в церковь. 21 июня  1918 года жизнь узников резко изменилась к худшему. У них были отобраны деньги и личные вещи, все прогулки были запрещены.

Глубокой ночью 5 (18) июля 1918 г., в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, это был день ангела покойного супруга Елисаветы Феодоровны, Великого Князя Сергея Александровича.

Узников разбудили ночью и повезли в нескольких повозках по дороге в направлении деревни Синячихи. Недалеко от этой дороги,  приблизительно в 18 км  от Алапаевска, находился заброшенный железный рудник. С площадной руганью  палачи начали сбрасывать  в эту яму свои жертвы, избивая их прикладами. Эта свирепая расправа  с невинными была настолько страшна, что даже некоторые участники ее не выдержали. Двое из них сошли  с ума. Это были люди из местных большевиков, увлекшиеся идеями коммунизма.

Первой в яму столкнули Елисавету Феодоровну. Она громко молилась и крестилась, говоря: «Господи прости им, не знают что делают».

Свидетель – крестьянин  слышал, как из глубины шахты стала раздаваться Херувимская песнь. Это пели мученики во главе с Елисаветой Феодоровной. Святая Великая Княгиня пела до тех пор, пока ее душа не отошла от тела, и к ней  навстречу понеслись другие, райские напевы, и над ее главой  засиял  мученический венец.

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в 1992 году причислил к лику святых новомучеников России преподобномученицу Великую княгиню Елизавету и инокиню Варвару, установив им празднование в день кончины — 5 (18) июля.

Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла  определена дата празднования Обретения святых мощей прп Елисаветы Федоровны и инокини Варвары – 11 октября.

«Светлым, прекрасным видением  прошла святая преподобномученица  Великая Княгиня Елисавета Федоровна  по земле Российской. Отказавшись  от своего блестящего  положения, она ушла из мира и стала  матушкой Марфо-Мариинской обители, в своем монашестве совершила много  подвигов и приняла добровольно мученическую смерть, оставшись до последней минуты  верной  своему христианскому долгу». Архиепископ Анастасий..

 

Отправившись по данному маршруту, вы узнаете о последних днях жизни святой Елисаветы Федоровны, о ее великом подвиге, о прославлении в лике святых.

Фото Екатерин церк Алапаевск

Напольная школа Алапаевск ,Мужской  монастырь Новомучеников  Российских, Свято - Елисаветинский женский монастырь, Екатерининская Церковь